Ради какого процента полицейские помогают коллекторам?

О том, что российские правоохранители активно помогают коллекторам выбивать долги, можно судить из рассказа нижегородца Марата Айдагулова, который является не очевидцем, а главным героем этой истории, случившейся в 2014 году.

Приехав из Нижнего Новгорода в Москву, Марата задержали прямо на перроне. Как позже оказалось, задержание проводили сотрудники Центра противодействия экстремизму УВД по ЗАО ГУ МВД России по Москве А.В. Шабанов и М.В. Мелех. Не представившись, они отвезли Марата в отделение и начали допрос, на котором, помимо них, присутствовали начальник следственной части этого отдела И.Ф. Акжигитов и коллектор Соколовский.

Сначала Марат решил, что его обвиняют в связях с ИГИЛ (запрещенная в РФ организация), но после оказалось, что речь идет о том, что он занял у Соколовского 150 тысяч рублей, которые не собирался возвращать. По словам Марата, деньги в долг он не брал и к тому же не знает Соколовского. Правоохранители же утверждали, что такое было. При этом они говорили о том, что Соколовский написал соответствующее заявление.

Далее стало еще интереснее, оказалось, что задержан нижегородец был для того, чтобы получить 40 миллионов рублей, которые он был должен Валерию Шнякину, действующему на тот момент члену Совета Федерации. Другими словами, это было отличное цирковое представление, которое было придумано правоохранителями, зарабатывающими на выбивании долгов.

Марата отпустили, но после того, как он написал расписку, в которой указал, что вернет деньги Шнякину в течение двух месяцев.

Позже нижегородец написал заявление в службу собственной безопасности с требованием привлечь Шнякина, Шабанова, Мелеха и Акжигитова к уголовной ответственности за их действия.

Из всего этого получается, что в свободное от работы время борцы с экстремизмом занимались коллекторской деятельностью? Если так, то интересно: какой процент они попросили от суммы в 40 миллионов рублей и, главное, как часто брали на себя такую подработку?