Сегодня 13 декабря 2017 года


Кто стоит за беспределом в правоохранительной системе Барнаула

Наверное, то, что произошло в Барнауле, надолго запомнится не только жителям города. Уголовное дело, фигурантами которого стали девять полицейских, теперь уже бывших оперативников, которых осудили за взятки и сбыт наркотиков, стало резонансным в Алтайском крае. Оно заинтересовало всех, поскольку было и остается запутанным, со многими неизвестными. Подозреваемых суд признал виновными и вынес приговор – от 9 до 15 лет тюремного заключения. Поражает и то, что все обвинение построено на показаниях наркоманов и наркоторговцев.

Сотрудники Главного управления по контролю за оборотом наркотиков МВД Алтайского края становятся главными подозреваемыми в уголовном деле в феврале 2014 года. Расследование началось после появления заявления наркоторговца Владимира Тютикова. Его в декабре 2013 года арестовали с поличным. К задержанию торговца наркотиками имели отношение майор Олег Бригин, старший лейтенант Владимир Исаев, капитан Максим Яценко и майор Сергей Мастюков.

Обвиняемый в производстве и распространении наркотических средств, чтобы уйти от наказания,  написал заявление на четверых оперативников. Они, по словам наркоторговца,  превысили  служебное положение и подбросили в карман и квартиру последнего наркотики, а затем вымогали взятку за то, чтобы уголовное дело не было возбуждено. Интересно только, почему задержанный Тютиков молчал два месяца, а вспомнил все, когда ему было предъявлено конкретное обвинение, и грозил такой же конкретный немалый срок? Дальше в квартире проводится санкционированный обыск, собака обнаруживает в квартире наркотики. И тут возникает множество вопросов, на которые логические ответы найти сложно. Во-первых, как оперативники могли знать, что в квартире Тютикова будет проведен обыск, чтобы пробраться и подбросить наркотики?  Странным является и то обстоятельство, что оперативники не понимали, что, если в квартире Тютикова будут обнаружены наркотики, то повлиять на ход судебного процесса они уже никак не смогут. Не нужно быть следователем, чтобы понять и увидеть очевидные вещи, однако все это остается без внимания следственных органов. Открыл “ящик Пандоры” Тютиков, производитель и распространитель наркотических средств, а надоумил пойти на это его адвокат Кручин, кстати, бывший оперуполномоченный и коллега тех самых оперативников, которые принимали участие в задержании его подопечного.

В это время в прокуратуре появляется заявление обвиняемой по делу о сбыте наркотиков, ранее судимой гражданки Рудаковой. Она выступает против оперативников, обвиняя их в получении взятки и превышении служебных полномочий. В заявлении упомянуты тот же лейтенант Владимир Исаев, а также капитан Александр Стоянов и майор Сергей Кноль. И в этом эпизоде – множество следственных “несостыковок”, заметных невооруженным глазом на уровне дилетанта. Поражают размеры взяток, полученные полицейскими в обоих случаях. И второе – отсутствие документальной основы в деле, то есть передача денег, их количество, все причастные к этому лица – никаких документов на этот счет нет, как и того, что проводились какие-то оперативно-розыскные мероприятия с вытекающими последствиями и результатами.  От наркозависимых брата и сестры Рудаковых оперативники получили 400 тысяч рублей, от Тютикова – 265 тысяч. Возможно, у наркоторговца такие деньги были, но откуда огромная сумма могла быть у двух неработающих наркоманов Рудаковых, которые употребляют синтетические наркотики больше десяти лет и перебиваются случайными криминальными заработками. Суд удовлетворил ответ наркоманов, что деньги они “накопили” или “они у них были”. А то, что у потерпевших этих денег не было – ни для кого интереса не представляло.

Постепенно громкое дело обрастало новыми обвиняемыми и свидетелями, новыми эпизодами. Ведь дело считается громким, если в нем много обвиняемых, лучше всего – банда. Цель проста: благодарность начальства, повышение по службе. За два года расследования некоторые оперативники из свидетелей превратились в обвиняемых. Так, капитан полиции Евгений Полохов и лейтенант Антон Распопов отказались лжесвидетельствовать против коллег, не поддались уговорам и провокационным предложениям следователя Виктора Сергеевича Ватутина. За это каждый из них заплатил высокую цену. Без доказательств и новых эпизодов дело “банды” бывших правоохранителей пополнили подполковник Александр Тарасов и майор Сергей Мастюков.

Доказательная база у таких, как следователь Ватутин, строится на показаниях свидетелей, большая часть которых в данном деле  –  это люди наркозависимые, неоднократно судимые, доверять которым сомнительно. Однако следователь считает привычным для себя делом вступать с ними в сговор, строить доказательную базу в обвинении на основе показаний этих людей. Имеются факты, что показания некоторых свидетелей “выбивались”. Семь свидетелей уже никогда об этом не расскажут, поскольку их нет в живых. Они скончались от передозировок, предположительно, героином. Для Барнаула это очень дорогостоящий и редкий наркотик.

Отдельного разговора требует стиль работы следователя Ватутина. Он привык решать дела с помощью “договорняков”, “отмазки” от уголовной ответственности клиентов за солидные вознаграждения и плату. Главное для таких, как Ватутин,- карьерный рост, нажива, а показания свидетелей – это пустые, ничего не значащие слова, которые всегда можно изменить, и они “пройдут”.

Уголовное дело девяти оперативников рассматривалось в Октябрьском районном суде города Барнаула. Председательствовала судья Шепшелева  Анна Александровна.  Она поверила лживым показаниям наркоманов и наркоторговцев, открыто признавшихся в суде в своей преступной деятельности, нагло и цинично смеявшимся над арестованными полицейскими, которые оказались заложниками судебно-следственного беспредела, несправедливости и беззакония. Нарочито-показательным было поведение Шепшелевой в суде со свидетелями-наркоманами. Она “вытягивала” из них нужные следствию показания, подсказывала ответы с помощью наводящих вопросов, закрывала “рот” защите. А в приговоре указала, что не доверяет свидетелям со стороны защиты. Зато, по мнению Шепшелевой, свидетели обвинения – наркоманы и наркоторговцы – не имеют оснований лгать. Даже если кто-то из свидетелей дает не совсем правильные (нужные следствию) показания, после перерыва будут говорить, что необходимо следствию, а это значит,- судебный процесс продолжится в нужном направлении.

Поэтому главной мыслью сентябрьского митинга, организованного родственниками осужденных полицейских стало то, что на скамье подсудимых – не настоящие преступники, а “сделанные” Ватутиными и Шепшелевыми. В самую пору привести известную грибоедовскую фразу – А судьи кто?

Продажность, коррупция, использование служебного положения в личных интересах, подлог документов, сговор с преступными элементами, а главное — использование заведомо ложных и неправдивых сведений в уголовном деле – и все это в обход Закона, который обязателен для всех.

Журналистов заинтересовало, кто стоит за всем происходящим в Барнауле, кому и для чего это нужно. Расследование продолжается.

Источник: http://jour-control.ru/news/bespredel-po-barnaulski.html

Похожие записи:

Оставьте свой комментарий!

* Обязательные для заполнения поля